Меню

n3yron

Интеграция и сегрегация иммигрантов

Это вторая часть поста «Трамп, Brexit и расцвет популизма. Что подпитывает такой необычайный взлет?». Дело в том, что в первом о голосовавших было сказано много, как и почему они голосовали. Оказалось что имеется сильная корреляция с иммиграцией, однако саму тему иммигрантов, и связанных с ними проблем я оставил на этот пост. Уж в пару строк ее не уместишь.

Как было показано в предыдущем посту, расселяются иммигранты в Британии крайне неравномерно, концентрируясь в нескольких больших городах. Однако и в этих городах они образуют гетто, что можно видеть ниже на примере пакистанцев и бангладешцев. Их плотность там огромна и они практически варятся в собственном соку, замыкаясь как микросообщества.

Крайне неравномерное расселение в Лондоне пакистанцев и бангладешцев соответственно
Крайне неравномерное расселение в Лондоне пакистанцев и бангладешцев соответственно

Прогуливаясь в таких районах, вы будете видеть картинку близкую к тому, что показано на видео ниже. Парень прогуливается по Ист–Хэму — району Лондона, в котором белый лишь каждый десятый, который занимает четвертое место по безработице в стране, а 7 из 10 детей происходят из семей с низким доходом. Это конечно корреляции, и причинно–следственные связи не всегда очевидны или односторонние. Вместе с этим процессом идет так–же процесс белого избегания в обеспеченные пригороды, природу которого мы обсудим ниже.

 

Иммигранты бывают разные, но если в США доминируют латиносы, то в Европе горячей темой являются мусульмане. Ценности у приезжих мусульман отличаются от коренных жителей. Они намного более религиозны и нетерпимы. Они меньше ценят свободу слова, правосудие и равные правила игры, фундаментальные между прочим вещи для процветания общества.

Наиболее важные ценности живущих в Британии. Голубым — все, синим — мусульмане
Наиболее важные ценности живущих в Британии. Голубым — все, синим — мусульмане

Изменение религиозного ландшафта в США

И этот ценностный разрыв вероятно будет расти. Западные общества все меньше верят в бога и все более толерантны. Этот тренд затронул даже прослывшую религиозной Америку. Для тех, кто видел график соотношения богатства стран и уровня религиозности, США были непонятным, не вписывающимся в общую картину выбросом.

Но они быстро нагоняют другие развитые страны. В 2014 количество атеистов и агностиков превысило число католиков, добравшись до 22,8%.

При этом их число среди поколения millenials еще выше, достигая впечатляющих 36% среди родившихся с 1991 по 1996. Так же растет процент людей сообщающих о своей нетрадиционной сексуальной ориентации. Все шире легализуется марихуана. С другой стороны приезжают высокорелигиозные, нетерпимые, плохо образованные мигранты, что приводит общество в сосуществование полярных ментальностей — постиндустриальной и архаичной, традиционной. Это приводит к конфликту. У Европы в этом плане ситуация видимо хуже чем у США. Если для француза карикатура на божество не вызывает эмоций, то алжирские мусульмане идут расстреливать редакцию Charlie Hebdo. Но есть одно но…

Количество смертей от террористических атак

Хотя количество смертей от террористических атак растет, Запад сталкивался с даже большим уровнем в прошлом, во времена конфликта в Северной Ирландии и действий баскской сепаратистской группировки ЕТА. Вероятно люди этого не помнят и медиа сейчас более развиты.

Оценить общую картину преступности среди иммигрантов крайне проблематично ввиду множества факторов. У разных принимающих стран разная политика относительно того, кого принимать, опять же, если в Австралию едут большей частью азиаты, то в США латинос, а в Британию мусульмане.

Уровень преступности разный у разных этнических меньшинств и сводя все к одному знаменателю, мы получим среднюю температуру по больнице, которая нам мало что скажет. У многих стран нет разбивки по этнической принадлежности. Существующая статистика обвиняется в необъективности, умышленном занижении показателей иммигрантов из–за давления властей.

С другой стороны, к примеру статистика по изнасилованиям тоже может быть интерпретирована по разному. Например существует критика, согласно которой, это следствие воинственного феминизма, когда женщины могут написать заявление о сексуальном домогательстве по любому поводу, потому что им запудрили мозги о том что мужчины по умолчанию насильники и угнетатели и все аспекты контактов с ними следует рассматривать чрез такую призму.

Еще сложность в том, что преступность отличается между первым и вторым поколением иммигрантов. Во многих странах у первого поколения она даже ниже чем у местного населения, а во втором вырастает. Возникает так же вопрос с тем как считать. Например когда в Россию приезжают те же таджики на стройки, их более корректно сравнивать с местными, имеющими такой же социоэкономический статус, а не с местным обществом в целом, иначе картина будет существенно искажена. Опять же, приезжают большей частью мужчины, которые более склонны чем женщины совершать преступления. А в принимающей стране число мужчин и женщин примерно равно. В общем вопрос сложный и в крайней степени политизирован.

Согласно отчету министерства внутренних дел Германии — Polizeiliche Kriminalstatistik 2015, немцами было совершено 1,456 тысяч преступлений, не немцами 556 тысяч, то–есть 27,6% от общего числа. Согласно Statistisches Bundesamt, немцев в стране 89,5% (из них меньше 80% не имеют иммигрантского фона, правда это не учитывается, все считаются как немцы), иностранцев же 10,5%. На подгруппу — лиц ищущих убежище и нелегальных мигрантов приходится 5,7%, при их доле в населении в 2,5%.

Тысяч преступлений совершенных не немцами по годам. 8.4.2. Топ–9 национальностей по преступлениям, плюс Sonstige — это прочие нации и лица без гражда

Тысяч преступлений совершенных не немцами по годам. 8.4.2. Топ–9 национальностей по преступлениям, плюс Sonstige — это прочие нации и лица без гражданства

Как видно, преступность среди турок падает, что интересно. В 2015 они совершили 13,3% преступлений среди не немцев, против 9,4% у румын, хотя турок больше 1,5 млн а румын 0,36 млн. Последние обогнали поляков по преступности, при том что поляков 0,67 млн. При этом количество преступлений совершенными не немцами с годами растет, 556 тысяч в 2015 против 414 тысяч в 2008 и основной рост пришелся в последние годы на группу «прочие нации и лица без гражданства». Ниже разбивка по видам преступлений.

Процент от населения не немцев и их подгруппы — иммигрантов ищущих убежища и нелегалов а так же процент совершенных ими преступлений. 9.1 — T05
Процент от населения не немцев и их подгруппы — иммигрантов ищущих убежища и нелегалов а так же процент совершенных ими преступлений. 9.1 — T05

Действительно, доля иммигрантов среди преступников непропорционально высока, особо среди разного рода краж. Самый нижний ряд для наглядности показывает какой процент в населении занимают иммигранты и ищущие убежища.

Ниже диаграммы показывают разбивку населения Германии по доходам. Как видно, иммигранты сдвинуты в сторону меньшего дохода относительно немцев и среди них высок процент сидящих без доходов. Например в Нидерландах многие иммигранты мусульмане имеют низкий уровень образования, безграмотные, не имеют работы, сидят на социальном обеспечении и пополняют собой криминальную статистику. В общем, импорт рабочих в рамках стареющей Европы, для поддержания ее экономики, как видим работает не совсем так как хотелось бы.

Чистый персональный доход. Сверху слева — население без иммигрантского фона, сверху справа — иммигранты или с иммигрантским фоном, снизу — иммигранты

В Британии, среди белых парней от 16 до 24 безработны 15%, среди черных — уже 35%. Некоторые меньшинства в основном заняты низкооплачиваемым трудом. Так, каждый четвертый пакистанец работает таксистом и вероятно приход беспилотного такси от Uber может стать для них поистине национальной трагедией. А 2 из 5 бангладешцев работают в ресторанах и 57,2% их дам не работают совсем. Из 2,5 млн турецких иммигрантов в Германии, составляющих 3% населения, доля получателей пособий 6% от национального уровня. Что подтверждает тезис о желании многих приехать и просто сесть на пособие, создавая дополнительную нагрузку на бюджет и ухудшая криминогенную обстановку.

Плодят ли иммигранты бедность? Ну первое поколение немецких турков, то бишь тех, кто родились и выросли еще в Турции, имеют коэффициент фертильности — то–есть среднее количество детей на женщину равное 2,9, тогда как второе, родившееся и выросшее уже на новой родине — уже 2,3. В общем рождаемость падает. В США латиноамериканцы в первом поколении имеют 3,35 детей, во втором — уже 2,01, в третьем — 1,98, то–есть начинают уже депопулировать.

Картина получилась однобокая, потому как не было написано о положительном влиянии дешевой рабочей силы на экономику. Я упоминал об этом в первом посте.

Nature versus nurture

Сложившаяся ситуация немного напоминает события столетней давности, когда между 1980 и 1924 в США прибыли около 10 млн иммигрантов в основном европейского происхождения. Иммигранты составляли в 1927 40% населения Нью–Йорка и Чикаго. Отмена рабства также доставляла беспокойства. Тогда широко поднимался вопрос о расовом беспокойстве и о расовом суициде. Мол иммигранты из Италии, Израиля и Польши а так же негры испортят генофонд верящих в свое превосходство англо–саксов. Именно в тех годах к примеру гремело дело Бак против Белла, поднявшееся вплоть до Верховного суда США, которое подтвердило законность стерилизации «неполноценных» людей, а во штатах действовали евгенические законы.

В общем возникает закономерный вопрос о природе отсталости иммигрантов и этнических меньшинств. Какова здесь роль наследственности и какова роль среды? Это так–же крайне политизированная тема, о которой можно написать не одну книгу. Как пример сложности, можно вскользь упомянуть о том, что существует как минимум текучий, кристаллический и эмоциональный интеллекты. Например текучий показывает способность решать новую проблему независимо от знания из прошлого. Эдакий тест биологических возможностей нервной системы. А вот способность применять навыки, знания и опыт, для решения задач, уже сфера кристаллического интеллекта.

Проводились исследования с приемными детьми, в том числе сравнивали братьев, одного из которых усыновила семья с более высоким или наоборот низким SES (социоэкономический статус), дабы понять влияние среды. Когда ребенка перемещали с семьи из рабочего класса в средний, IQ повышался в диапазоне от 12 до 18 пунктов. Дело в том что интеллектуальные способности порождаются сплетением наследственных и не наследственных факторов. Вот последних мы и коснемся, демонстрируя их силу и недооцененность на паре интересных примеров.

Если брать успеваемость детей иммигрантов, родившихся как за рубежом так и на новой родине, то она зависит во многом от условий принимающей страны. Например в Германии или Франции они отстают от детей коренных жителей даже после уравнения по социо–экономическому статусу. Но в Канаде и Австралии они опережают средний уровень. Возможно из–за иммиграционной политики той же Канады, которая заточена на прием высококвалифицированных рабочих или на условиях адаптации, но в любом случае факт есть факт.

Результаты GCSE (школьных выпускных экзаменов)

Так же занятный факт —бангладешцы, те самые, многие из которых работают в ресторанах, до того отставая, с 2010 начали сдавать выпускные школьные экзамены даже лучше белых британцев не смотря на тотальную бедность. Хотя начинали они с того же уровня что и пакистанцы, как видно на графике.

И сыграла здесь вероятную роль разная иммигрантская судьба. Пакистанцы начали плотно селится в основном в промышленных городах на севере Англии, главные из которых — Брадфорд и Бирмингем, с 1960–х, часто работая на текстильных фабриках и литейных цехах.

Бангладешцы начали прибывать позже, их иммиграционный пик пришелся на 1980–е, когда британская промышленность уже переживала тяжелые времена и потому они не пошли в обреченные отрасли, оседая в основном в Лондоне. Пакистанцы же сильно пострадали от развала текстильной промышленности и перевода мощностей в Азию, оказавшись в депрессивных городах.

Бангладешцам повезло поселится не только в самом успешном городе страны, но и около быстроразвивающегося офисного района. Лондонские школы улучшены гораздо серьезнее чем школы других городов, в том числе из–за больших финансовых вложений и стремления лучших учителей здесь работать. Это конечно пока не история успеха, процесс идет, но уже интересный кейс.

 

Недавней сенсацией стал успех школы Forest Gate, из бедного иммигрантского района Лондона, в котором в прошлом году 86% новорожденных имели по меньшей мере одного родителя рожденного зарубежом. Она находится в Ньэме. Что бы вы понимали, на той карте Лондона в самом верху, то самое красное пятно находится в том районе и парень с видео прогуливается в двух километрах от этой школы.

При новом руководителе за 5 лет она превратилась из отстающей в школу с результатом выше средних по стране, выбившись в 2016 в топ–1% школ Британии по прогрессу в улучшении результатов. Если в среднем по Британии 5+ A*–C GCSE grades including English and Maths была 54%, то в Forest Gate 75% в 2016, против47% в 2010.

Поясню. В Британии за выпускные экзамены в школе (GCSE) ученики получают оценки в диапазоне от A* до G, и U — неуд. Чем выше оценка по алфавиту, тем выше. От A* до C считаются оценками высокого уровня, а уже D — G — низкого. 5+ A*–C означает процент учеников, получивших 5 или больше высоких оценок.

Студенты KIPP имеют выше процент вступления и окончания колледжа чем средний показатель в США. KIPP — темно–синим, средний показатель в США — бежевым,

Студенты KIPP имеют выше процент вступления и окончания колледжа чем средний показатель в США. KIPP — темно–синим, средний показатель в США — бежевым, средний показатель среди бедных — голубым

Несравнимо более масштабный пример виден из–за океана. Это школы KIPP в США, что означает — Knowledge Is Power Program.

Одна половина учеников — афроамериканцы, другая — латиноамериканцы. Белых, азиатов и других — лишь 4%. При этом три четверти детей из неполных семей. 88% учеников имеют право на бесплатное или субсидированное питание из–за бедности.

«Больше всего академия славится своими уроками математики. В Южном Бронксе с программой по этому предмету справляются лишь 16 % учеников. Но в академии KIPP к концу пятого класса многие ученики называют математику своим любимым предметом. В седьмом классе они изучают алгебру на уровне старшей средней школы.

К концу восьмого класса уровень их подготовки по математике достигает 80–го процентиля в масштабе всей страны. Иными словами, эта разнородная группа случайно отобранных детей, живущих в бедных квартирках в одном из самых неблагополучных районов города, в семьях, где в подавляющем большинстве случаев никто и никогда не учился в колледже, успевают по математике не хуже, чем восьмиклассники из привилегированных школ в состоятельных американских пригородах.» — Малкольм Гладуэлл — Гении и аутсайдеры

В чем секрет успеха? Я лишь обозначу тезисно, и отсылаю прочесть сию прекрасную книгу или посмотреть видео. Бедные дети растут как сорняк, дома ими особо никто не занимается. Основной разрыв в отставании от богатых фиксировался после летних каникул. Бедные тусили как говорят «за гаражами», а богатых родители таскали везде и занимались ими. В обычной школе учителя ту же математику преподают по принципу «кто не успел, тот опоздал», особо не рассусоливая. В KIPP задачу могут решать и по 20 минут, пока до всех окончательно не дойдет, учебная неделя шестидневная, летние каникулы существенно сокращены. Учебный день до 5 вечера, плюс дома уроки сделать. В общем жизнь там далеко не сахар, но это работает, ломая стереотипы.

Вероятно нестареющую классику не следует забывать — ученье — свет! Как писал Сиддхартха Мукерджи в книге The Gene, — Brains—not genes—had to be washed clean.

Религиозность иммигрантов и петро–ислам

По сравнению с ассимиляцией в других сферах, религиозность дает специфическую картину. На графике ниже показаны результаты исследованияизменений межпоколенческой религиозности иммигрантов в Британии. Мусульмане существенно хуже секуляризируются по сравнению с другими группами иммигрантов что первого что второго поколения. Это совпадает с выводами аналогичного исследования включающего так же Германию, Швецию и Нидерланды.

Специфика интеграции мусульман в Британии

Специфика интеграции мусульман в Британии

Возможно это отчасти следствие сильной тенденции к концентрации между мусульманами, по сравнению с другими религиозными меньшинствами. Так создаются самодостаточные гетто, варящиеся в собственном соку, без особых контактов с внешним миром, куда сложно пробиться новым идеям.

В исследовании «A review into opportunity and integration»подготовленном Луизой Кейси и опубликованном на сайте правительства Британии, приводится несколько возможных теорий такой регрессивной исламской религиозности.
Перед началом двухтысячных, и власть, хотя она отнекивается, и приватные лица Саудовской Аравии по многим сведениям, активно продвигали саудовскую интерпретацию ислама за границей, в том числе и в Британии. Сауды за многие годы потратили на петро–ислам по всему миру от десятков до сотни миллиардов. Собственно петро–ислам представляет из себя продвижение ортодоксального течения через нефтедоллары.

Это включало в себя и выпуск исламской литературы и продвижение и обучение о превосходстве такого ультра–консервативного течения в суннитском исламе как салафизм. В двух словах, это жесткие ортодоксы, отвергающие любые нововведения в истории ислама.

Для сравнения, представьте себе христиан, живущих исключительно по Старому Завету, отвергающие все остальные нововведения, в том числе и Новый Завет и всерьез воспринимающие слова: и соблюдайте субботу, ибо она свята для вас: кто осквернит ее, тот да будет предан смерти [Исход, 31:13–16]. Собственно салафизм проповедует антитоллерантные взгляды, включая антисемитизм, ненависть к другим сектам, антизападные настроения, само собой смертную казнь за гомосексуальность. Короче эдакая отрыжка темного средневековья в XXI веке. Опять же по некоторым сведениям, после 9/11 саудовское влияние в Британии упало и фрагментация салафитских сетей снизила их влияние. Однако салафитская интерпретация ислама остается доступной и популярной в некоторых частях Британии, особенно среди молодежи и новообращенных.

Течение деобанди, получившее свое название благодаря одноименному городу в Индии, ручаюсь неизвестное для вас, как собственно и для большинства британцев, принесенное индусами и пакистанцами и очень распространившееся в Британии в последние годы, имеет ортодоксальную и ярко выраженную анти–западную и изоляционистскую риторику, призывает проливать кровь ради Аллаха, проповедует презрение к иудеям, христианам и индуистам, что безусловно не способствует интеграции в британское общество.

И вот здесь самое главное — согласно расследованию газеты The Times 2007 года, около 600 из 1350 британских мечетей контролировались на то время этой бескомпромиссной сектой. 17 из 26 исламских семинарий Британии следуют этому учению и более 80% улемов — авторитетных знатоков теоретических и практических сторон ислама, проходили обучение там. Согласно сайту с характерным названием MuslimsInBritain.org, на 2015 — 779 из 1804 мечетей(43,2%) находятся под контролем деобанди. Рекомендую так–же послушать передачу на BBC на эту тему.

Но конечно есть и множество других факторов. Например академические исследования показывают рост традиционных маркеров веры, особенно среди молодых мусульман, таких как национальная одежда даже по сравнению с населением их родины. Возможно здесь так же может играть роль попытка сохранить этническую идентичность в чужой среде.

В любом случае, исследование Кейси приходит к выводу, что правительство игнорировало или даже занималось попустительством в отношении регрессивных культурных и религиозных практик в стране из–за боязни быть названным расистами или исламофобами.

Ричард Докинз к примеру посетил одну из религиозных, далеко не радикальных, школ Британии и пообщался с учениками:

В общем картина для просвещенного, секулярного человека ужасающая.

Опыт Сингапура

Модель сегрегации Шеллинга

В 1970–х годах американским экономистом и нобелевским лауреатом Томасом Шеллингом была придумана модель, описывающая процесс сегрегации. Он наблюдал за этим процессом образования гетто в Америке, и в результате пришел к выводу, что «черные» районы образуются из–за того, что человек отдает предпочтение тому месту проживания, где его соседями будут похожие на него люди. В результате все расселяются рядом с себе подобными и все счастливы.

Модель представляет из себя поле разбитое на клетки, каждая из которых либо пуста, либо занята агентом с определенным цветом кожи (уровня доходов, религиозных убеждений и так далее, на выбор). Правила таковы, что каждый человек хочет, что бы его окружала определенная доля похожих на него людей. Если количество соседних ячеек одного с ним цвета ниже требуемого порога, то он переезжает в другое место, если выше, то остается на месте. И так до тех пор, пока всех не станет все устраивать. Результат видно на гифке справа.

До начала осуществления с 1965 года государственной программы жилищного строительства в Сингапуре преобладало сегрегированное расселение этноконфессиональных групп. Сейчас больше 80% населения Сингапура живет в государственном жилье и правительство может расселять людей по своему усмотрению, тогда как в западных странах у людей полная свобода выбора. И власть поддерживает этническое разнообразие в каждом районе, доме и даже подъезде, каждый из которых имеет свои этнические квоты. Это помогает предотвратить образование этнических анклавов и гетто и такие меньшинства как малайцы и индусы не кластеризуются.

Для сравнения, если в Британии 4,8% мусульман, в Германии 5,8%, то в Сингапуре гораздо больше — 14,3%. И там было тоже не без экстремизма. После 9/11 в США и подавления местной ячейки подпольной экстремистской организации » Джамаа исламия «, которая планировала масштабные теракты, в 2002 были сформированы межрасовые и религиозные доверительные круги ( IRCCS ). Кстати сеть «Джамаа исламия» ответственна за массу терактов по миру, в том числе за взрыв на Бали, погубивший 202 человека.

Вице–премьер Сингапура Тарман Шанмугаратнам самым главным успехом страны назвал не очень высокий уровень жизни, что кажется очевидным, а социальную гармонию — «Мы нация, которой не должно было быть.<…> Самая навязчивая социальная политика в Сингапуре оказалась самой важной. Оказывается, что когда вы обеспечиваете смешанность каждого района, люди делают каждодневные дела вместе, им становится комфортнее друг с другом, и самое главное, их дети ходят в те же школы. Когда дети растут вместе, они начинают вместе разделять общее будущее.»

Собственно доклад Кейси говорит о важности битвы за умы, рекомендуя продвигать английский, особенно среди женщин. Способствовать их эмансипации, так как во многих меньшинствах большинство из них не знают языка, не работают и во многом представляют из себя забитую собственность своего мужа.
Увеличивать занятость, компьютерную грамотность, увеличивать школьное смешивание. Так же нужно включить изучение британских законов и истории в учебные планы школ. Особое внимание уделить фокусу на британские ценности.

Вообще сложно писать о сегодняшней реальности, потому как будучи в процессе, ты видишь как идут изменения и нужно текст корректировать в соответствии с ними. Вот и здесь оказалось что на доклад Кейси последовала реакция и новый доклад парламентской группы включающей в себя все партии и премьера говорит о том, что нужно требовать от иммигрантов знать или изучать английский, ведь без него не будет интеграции. Так же предложены правила для лучшего распыления потока мигрантов по стране, в места где не хватает рабочей силы, вместо крайне неравномерного их скопления.


Гипотетическое будущее. Вирусы мозга. Унаследуют ли верующие Землю?
Проблема секулярного либерализма в том что он индивидуалистический и идет рука об руку с низким деторождением а так же в нем существует мультикультурная терпимость религиозного фундаментализма. Например когда в 1857 в штате Юта мормоны пытались установить теократию, насильственно насаждали свои обычаи и многоженство, то правительство не стало терпеть этого и пошло на них войной. Сегодня этого невозможно представить. Проблема еще и в том, что мы находимся в постидеологической фазе. Вместо великих политических идей, квази–религиозных идеологий типа коммунизма, как–то остался только консьюмеризм, постмодерн и вопрос — какая партия лучше управляет экономикой. Этот вакуум и пытаются эксплуатировать фундаменталисты.

Ожидает ли мир недалекое будущее Израиля? Вы знаете как он будет выглядеть в 2050 году? Если ничего не изменится, большинство населения станут составлять ультраортодоксальные евреи — хардеим. В 1950–м они были в буквальном слове миркоэлементом в населении, в 1990–м уже составляли 5%. Да, цифра небольшая. Но есть одно но. Рождаемость. В среднем они имеют 7–8 детей, что с головой превышает как фертильность обычных евреев так и арабов. При этом меньше половины мужчин работают, получая пособия и не служат в армии. Уровень бедности среди хардеим достигает 60%. В двух словах, они ничего не делают, строгают тучу детей, прозябают в нищете и цель их жизни непрекращаемое изучение Торы. Ты готов так жить читатель? И я нет. Потому мы и проигрываем«войну детей».

Однако обратные связи похоже только начинают проклевываться. Израиль скоро столкнется с сокращением рабочей силы и кукушонок так вырастет, что станет больше кормящих его птичек. В общем потихоньку их переводят на самообеспечение и лафа возможно закончится.

Атеизм в основном разрастается за счет перехода людей из умеренных религий. И его медленный рост, будет сопровождаться сокращением последних и быстрым ростом жестко закрытых фундаментальных течений, что будет приводить к поляризации.

В США из–за величины населения это не видно. Но амиши начинали с 200 семей, к 1920 их численность была на уровне скромных 5 тысяч, на 2016 они выросли до 300 тысяч. И чем дальше, тем будет хуже. Каждое поколение — 18–20 лет, их количество удваивается. Кстати из–за такой маленькой генетической базы и близкородственного скрещивания у них вылез букет генетических болячек серьезно повышающий детскую смертность.

Такой вот рост популяции в геометрической прогрессии рано или поздно упирается в лимит ресурсной базы, что оканчивается массовым голодом. По достижению лимита, можно рожать сколь угодно детей, популяция расти не будет, они просто будут умирать как мухи либо от голода либо от войн. И разумеется в такой популяции все прозябают в нищете и голоде.

Без изобретений, создающих динамическое равновесие, рано или поздно популяция будет обречена. Все что статично в нашем динамичном мире, стремящемуся к термодинамическому равновесию — становится жертвой обстоятельств. Например очередной вирус, неурожайный год, вредная мутация.
Так что такие закрытые радикальные фундаментальные сообщества хорошо живут в созданной цивилизацией среде, в ее теле, подобно паразитам. Однако представляя из себя неадаптивные реликты, они имеют мало шансов без нее.

Эта одержимость идеей, умышленная тотальная закрытость к другим идеям извне, способных изменить мировоззрение а так же концентрация на большом количестве детей напоминает поведение клетки или компьютера пораженного вирусом. Единственной их целью становится репликация копий вируса на другие носители. Жизнь одного из носителей ничего не значит и не имеет ценности. Он просто машина выживания, оболочка, которая на время позволяет коду копироваться на другие носители и так меняя носителей жить вечно. Собственно я вкратце описал идею книги Ричарда Докинза — Эгоистичный ген. Но этот механизм справедлив не только для распространения генетической информации или компьютерных вирусов, но так же и для идей в умах людей.

И такие тлетворные, эгоистичные идеи, которые используют людей для своего распространения он назвал вирусами мозга. И механизмы здесь следующие. У человека появляется глубокая внутренняя убежденность в верности идеи, правильности ее, и она не является плодом наблюдений или логики. Он считает правильным, когда вера непоколебима и он нетерпим к носителям другой веры. И он как правило наследует семейные религиозные убеждения.

Выживают не те репликаторы, которые создают фенотипы, проживающие насыщенную и интересную жизнь, но те, чей фенотип заточен на максимальное распространение копий, на сколько позволяет среда, влача жалкое существование в борьбе за ресурсы.

В книге «Начало бесконечности», Дэвид Дойч развивает идею Докинза о мемах, утверждая что существует подмножества рациональных и антирациональных мемов. Антирациональные самореплицируются, используя подобно вирусу, уязвимости разума. Возьмем для примера домового. Критика из поколения в поколение постепенно разрушала бы миф о нем. Посему мему нужны механизмы, защищающие его от критики и позволяющие существовать и множится в головах людей вечно.

Понятно что домового не существует, посему нужно отключить критическое мышление и проникновение потенциально разрушающих идей. Например наказывать за это. Критическое мышление объявить богохульством, просмотр телевизора, интернета или книгочтение — дурными занятиями, через которые дьявол проникает в наши души и разрушает веру, внося порок и сомнение в сердца верующих. Такой нехитрый дополнительный оборонительный механизм позволяет мему затруднять репликацию рациональных или конкурирующих нерациональных мемов и держать мозг пораженного человека в своей власти избегая угроз.

Рациональные мемы, если не хотят быть сметенными другими, должны приносить пользу обладателям. Например научная методология позволяет плодить и отсеивать различные догадки о мире, все более совершенствуя наше знание и принося пользу. Люди оперируют в аргументации фактами и рациональными конструкциями не потому что иначе может бог наказать, а потому что эти инструменты приносят выгоду. Человек это ценит, и обучает ими пользоваться других.

Мемы каждого типа вызывают типы поведения, которые затрудняют верную репликацию мемов другого типа: для своей верной репликации антирациональные мемы должны заставить людей избегать критического мышления о своих предпочтениях, а рациональным мемам от людей нужно, чтобы они думали настолько критически, насколько это возможно.

Эталонный пример я нашел на просторах В контакте:

«Вопрос:
Мне очень нужна ваша помощь, как я знаю, что я, без сомнения, попаду в Ад. Я девушка, которой только что исполнилось 14 лет, и я сделала нечто очень–очень плохое. Я не могу перестать плакать. Я никогда не попаду в Рай. Мне действительно страшно. Я совершила богохульство — я оскорбила моего Господа! Я не знаю, зачем я это сделала. Эти слова просто выскочили из моего рта. Я чувствую себя ужасно виноватой. Это были вполне ясные слова. Я не думаю, что Аллах может простить меня. Я не знаю, что делать. Может быть прощено богохульство, если человек действительно раскаивается? Я очень испугалась. Пожалуйста, помогите мне. Я не знаю, что мне делать. Я уже произнесла шахаду и обновила свой иман. Что еще я должна сделать, чтобы успокоиться и избавиться от этого ужаса и страха? Мне очень нужна ваша помощь, я не думаю, что Аллах простит такой грех!

Ответ:
Ассаляму алейкум ва рахматуллахи ва баракятух!
Ваше раскаяние и страх являются явным признаком вашего имана (веры в истинность ислама). Если бы вы были лишены имана, вы бы не страдали так и не волновались. Именно ваш иман побуждает вас к покаянию. Вы совершенно правильно сделали, что попросили прощения у Аллаха и обновили свой иман.

Кроме того, помните, что шайтан – наш явный враг. Он пытается сбить нас с толку различными способами. Первый раз ему удалось поймать вас, заставив вас произнести нечто оскорбительное для Всевышнего. Теперь, после того, как вы раскаялись, он снова нападает на вас, пытаясь вселить в вас отчаяние в милости Аллаха.

Вы смогли преодолеть его нападки в первый раз, покаявшись и обновив свой иман. Не давайте сейчас ему победить вас. Аллах повелевает верующим не отчаиваться в Его милости. Он сказал в Коране:
<…>
Сомнение в милости Аллаха – это также вид неверия. Шайтан сейчас пытается ввести вас из одного вида неверия в другое (из богохульства к отчаянию). Сохраняйте себя от его ловушек. Вы сделали ошибку, но альхамдулиллях, вы сожалеете о ней и раскаиваетесь. Аллах обещает прощение для тех, кто раскаивается. Так доверяйте тому, что говорит Аллаха и не поддавайтесь наущениям шайтана.»

О равности культур

Постмодерн диктует недоверие к традиционным реалистическим концепциям, к принципам рациональности и наследию Просвещения. Истины не существует и потому все точки зрения равны. Выбирай по вкусу. И посему то же религиозное миропонимание ничем не лучше и не хуже научного. И обратная точка зрения является лишь субъективной точкой зрения науки со своей колокольни. И вроде как нельзя не согласится что критерии истины субъективны, но как–то не стыкуется это с тем, что мы наблюдаем вокруг себя. Я не об истине а о равнозначности.

Мы можем определить критерий успешности определенного типа мышления или культуры через успешность выживаемости популяции, выйдя таким образом на объективный показатель. Ведь мышление и культура это инструменты, они служат адаптивной функцией, направленной на выживание и качественное существование своих носителей.

Здесь конечно можно парировать, что это субъективный выбор что важнее, материальные или нематериальные ценности, истины все же нету, есть лишь точки зрения… Так то оно может и так. Однако нематериальные ценности субъективны. А вот выживаемость популяции и ее качество жизни вполне себе объективная и измеряемая величина.

Мы видим богатый, образованный Запад, с высокой продолжительностью и качеством жизни и очень низкой смертностью. Обычный человек никогда еще не жил так благополучно за всю историю существования человечества. Напротив, другие культуры прозябали в нищете, голоде и эпидемиях, в общем в классическом мальтузианском наборе, начиная приближаться к Западу после вестернизации, перенимая его практики и технологии.

До этого выравнивания Запад безраздельно доминировал и покорял народы и нации на всем земном пространстве, покоряя такие колоссы как полуостров Индостан, разнося в опиумных войнах Китай, колонизируя обе Америки и Австралию и господствуя на целом африканском континенте.

Страны, которые были под европейским контролем. Серым — Европа, темно–зеленым — колонизированные или контролируемые Европой, светло–зеленым — имели ч
Страны, которые были под европейским контролем.
Серым — Европа, темно–зеленым — колонизированные или контролируемые Европой, светло–зеленым — имели частичный контроль или влияние, желтым — европейская сфера влияния, оранжевым — никогда не колонизировались Европой

Сейчас богатый шейх катается на продукте западной цивилизации — автомобиле, имеет стильный телефон, так же известно чье изобретение, все в его компьютере от транзистора до операционной системы так же продукт западных идей, как и интернет и телевидение. Ему комфорт создает продукт мысли западных инженеров — кондиционер, как и лифт, на котором он поднимается в свой офис в небоскребе, который так же впервые появился на Западе.

«Но наше общество (Запад) – не статичное. Это единственный известный пример долгоживущего динамичного (быстро меняющегося) общества. Оно уникально в истории благодаря своей способности поддерживать долгосрочные, быстрые, мирные изменения и усовершенствования, включая прогресс в выработке широкого консенсуса относительно ценностей и целей» И за это, по словам Дойча, следует благодарить рациональные мемы. Так «например, законы Ньютона позволяют лучше строить соборы и мосты и проектировать артиллерийские орудия. Благодаря такой сфере применимости их запоминали и воспроизводили самые разные люди на протяжении многих поколений, порой имеющие противоположные цели. Это тип идеи, у которой есть шанс стать долгоживущим мемом в быстро меняющемся обществе.»

Начало научной революции дала «культуру роста» европейского Просвещения и положило фундаментом научному прогрессу и пионерским изобретениям, приведших к взрывному, беспрецедентному для истории, технологическому и экономическому развитию. Знаковыми для начала научной революции стали работы Коперника и философия Галилея, открытия Ньютона возможно придали ей необратимый характер.

Читатель может сказать, минутку, но ведь Запад не рожает требуемое количество детей, медленно испаряясь. А вот третий мир имеет взрывной рост. Потому вторая модель более успешна в плане выживания. Здесь необходимо заметить, что третий мир находится в непродолжительной стадии демографического взрыва благодаря изобретениям Западной цивилизации. Это улучшение санитарии, питания и медицины.

Еще стоит заметить, что западная культура работает на благо индивида а не его генов. Здесь тонкое различие, которое сложно заметить, но оно существенно. Советую в этом плане прочесть конечно «Эгоистичный ген». Единственной целью гена является его самокопирование, продолжение рода в общем. И случается так, что родственники умирают друг за друга. Родители могут погибнуть ради спасения детей. С точки зрения интересов генов это выгодно, хотя трудно представить себе что–то более невыгодное для индивида. Он ликвидируется.

Дети доставляют хлопоты, оттягивают на себя ресурсы, которые можно было бы потратить на себя любимого. Хочется еще погулять и сделать карьеру. А слепое сексуальное желание, животный инстинкт, обуздывается через контрацептивы и и порно. Так человек обхитрил свои гены. Он как индивид выиграл, однако его гены проиграли. Так начинается депопуляция.

Однако весь мир движется в рамках того же тренда, просто с некоторым отставанием, о чем я писал в посте Демографический переход и цивилизационные перемены. Что нас ждет? Секулярное, испаряющееся большинство и растущие ультраортодоксальные секты? Время покажет. Я бы не был так однозначен, в виду того, что всегда включаются обратные связи первого, второго и других порядков, о которым мы с нашей перспективы увидеть пока не можем.

Трамп, Brexit и расцвет популизма. Что подпитывает такой необычайный взлет? Часть I

Казавшееся невозможным случилось. Сторонники Brexit победили, Трамп неожиданно вырвал победу. Тема горячая и все хотят разобраться, как черт возьми это случилось. Проблема в том, что Трамп наговорил массу всего по разным темам. Это и налоги и иммигранты и климат и угроза Китая и перенос производств и несправедливые торговые сделки и груз военных расходов в НАТО и многое другое. Первой версией стало экономическое неравенство и поляризация доходов. Однако более пристальный анализ говорит о другом…

По вертикали уровень поддержки Трампа и Brexit. По горизонтали — семейный доход белых в США и Британии
По вертикали уровень поддержки Трампа и Brexit. По горизонтали — семейный доход белых в США и Британии
Вот уж что не может послужить объединяющим фактором Brexit и Трампа, так это экономика. Как видно на графиках выше, у его сторонников денежки водятся, в то время как в Британии противоположная ситуация. Как–то сложно поверить что их всех объединяет чувство экономической опасности. Более того, удивительно, что правые популисты набирают популярность в Швеции, где экономически все хорошо, в Германии, где промышленность сильна, и во Франции, где рабочие имеют высокий уровень социальной защиты.

Здесь сложно приходится тезису об экономических проблемах и росту неравенства. Экономическое положение Японии незавидное, но там отсутствует широкомасштабная иммиграция и не наблюдается рост правого популизма. Другой интересный пример — Испания. Большинство иммигрантов там испаноязычные латинос, которые легче ассимилируются, и там можно увидеть левый популизм, при этом правых же националистов не видать.

Согласно исследователям Harvard Kennedy School, проанализировавшим 13 Западных демократий, доминирование экономических вопросов немного слабло с 1950–х по 2010 в риторике партий и в 80–х уступило место не–экономическим.

Доминирование вопросов в манифестах политических партий 13 Западных демократий (Австрия, Бельгия, Канада, Дания, Франция, Германия, Ирландия, Италия,

Доминирование вопросов в манифестах политических партий 13 Западных демократий (Австрия, Бельгия, Канада, Дания, Франция, Германия, Ирландия, Италия, Нидерланды, Норвегия, Швеция, Швейцария, США)
Наиболее важные по мнению белых избирателей вопросы, стоящие перед США/Британией. По вертикали — % поддержки. Синим сверху — сторонники Трампа, снизу
Наиболее важные по мнению белых избирателей вопросы, стоящие перед США/Британией. По вертикали — % поддержки. Синим сверху — сторонники Трампа, снизу — Brexit. Красным соответственно противники. Зеленым — разница. (источник)
Как нам показывают графики выше, экономика в общем — лидирует у белыхсторонников Трампа. Однако она волнует и противников, хоть и в меньшей степени. Неравенство и бедность как–раз доминирует у его противников — то–есть сторонников Клинтон, и здесь самая большая разница в голосах, и именно в их пользу.

Иммиграция казалось бы у белых трампистов чуть менее популярна чем экономика, но здесь как–раз наблюдается наибольшая разница в голосах в их пользу. То–есть именно этот вопрос служит наилучшей лакмусовой бумажкой для трампистов. В общем экономика волнует и тех кто за Клинтон и кто за Трампа, но иммигранты волнуют именно тех кто выбрал Трампа в президенты. У Британии и так все очевидно — иммигранты.

Одно исследование показало, что если мы экстраполируем существующий тренд, то согласно их модели, если в среднем количество иммигрантов достигает около 22%, электорат правых популистов начнет превышать 50%. Враждебность к иммиграции является основной темой в каждой такой партии. Но как показывает недавний пример выборов в Австрии, все происходит еще быстрее.

По вертикали — % поддержки правых популистов, по горизонтали — % иммигрантов

По вертикали — % поддержки правых популистов, по горизонтали — % иммигрантов
Так кто же был за Трампа и Brexit?

Выборы раскололи Америку. Кто же эти люди, что голосовали за Трампа?Согласноопросу The New York Times вырисовалась картина, которую описала meduza :

Типичный американец, который проголосовал за Трампа, это:
«Белый мужчина старше 45 лет без высшего образования. Женат. Живет в маленьком городе или сельской местности. Христианин, ходит в церковь минимум раз в неделю. Выступает за депортацию большинства нелегальных мигрантов и строительство стены на границе с Мексикой, недоволен работой Барака Обамы. Считает, что следующее поколение американцев будет жить хуже, чем нынешнее. Главные проблемы в политике, с его точки зрения, — иммиграция и терроризм, а не внешняя политика или экономика. Главное качество кандидата в президенты — способность обеспечить перемены.»

Неполиткорректность Трампа вероятно апеллировала как–раз к таким старшим белым, верующим традиционалистам, кто чувствует себя маргинализированными в своей стране, где растет поддержка таких вещей как однополые браки, права транссексуалов, гендерной равности и прав иммигрантов.

Согласно Mirror — Brexit поддержали белые пенсионеры. Напротив, за то что бы остаться, проголосовали 75% в возрасте от 18 до 24. Две трети рабочего класса, полу–квалифицированных и работников физического труда были за выход, в то время как 43% среднего класса и 57% верхней его прослойки были против.

Как выяснилось, ничто так хорошо не коррелирует с поддержкой Трампа и Brexit как уровень образования у людей. Об этом нам красноречиво говорит такая штука как коэффициент детерминации (R 2). Это число, показывающее долю изменчивости одной величины в зависимости от другой, в диапазоне от 0 до 1. Например растет температура газа, соответственно пропорционально повышается и его давление. Это пример жесткой детерминации и в сложных, многофакторных, зашумленных системах такого не бывает и и увидеть 1 нельзя. Вот так все это выглядит на примерах.

Так вот. По США. К примеру низкий семейный доход дал лишь 0.23, недавние экономические проблемы 0.0004, а вот низкий уровень образования далвпечатляющие 0.76. По Британии та же картина. Чем ниже средний уровень образования, тем выше поддержка, что показано на графиках ниже.

Слева — области с менее образованными людьми качнулись в сторону Трампа по сравнению с выборами 2012 года. Справа — корреляция между долей людей без в
Ну, первый вывод, который напрашивается — за популистов тупые и необразованные. Так мы решаем и проблему появившегося феномена пост–истины, о которой будет чуть позже. Однако возможно образование не играет роли? Какие могут быть еще интерпретации данных графиков? Просто очень легко найти случайно коррелирующие величины и оказаться в плену веры об их причинности.

Первое объяснение. В социальной психологии есть так называемая контактная гипотеза, суть которой в том, что чем чаще будут контактировать между собой члены разных групп, тем меньше будет у них межгрупповой агрессии и выше толерантность.

Учеба в университете обычно требует, по сравнению со школой, езды в другие районы города, а нередко и вообще учебу в другом городе, что сопровождается активными постоянными контактами с намного более широким кругом различных людей. Если мы допускаем что университет это эдакий плавильный котел, повышающий эмпатию и толерантность, то выпускники ВУЗов должны быть настроены более позитивно к иммигрантам, чем те, кто забросил учебу.

Согласно другой интерпретации, образование повышает аналитические навыки, позволяющие принимать более рациональные решения да и высокообразованные люди не имеют высокой конкуренции с иммигрантами за место под солнцем. Недавнее исследование показало, что выпускники более позитивно относятся к иммигрантам по сравнению со своими менее образованными сверстниками, однако их отношение не изменяется на всем протяжении обучения и была одинаковой у тех кто ВУЗ закончил и у тех, кого отчислили на первом курсе. Казалось бы деталь, но глубокая. Посему вероятно это зависит скорее от селекционной роли ВУЗов, чем от формирующей. А потому, взгляды формируются у людей где–то ранее в жизни.

Это тоже можно интерпретировать по разному. Например, что уже существующая система ценностей может влиять на то, оставит ли человек знакомые окрестности и поедет ли поступать. А может обе переменные — образование и отношение к иммигрантам как–то связаны через третью? Например от уровня интеллекта или от получаемых ранее знаний, которые повышают вероятность поступить в ВУЗ и сдвигают мировоззрение в более либеральную плоскость.

Отрицательная корреляция открытости с процентом проголосовавших за выход из ЕС

Исследователи копали учитывая логику вышенаписанного, и проанализировалиширокомасштабное исследованиерегиональных персональных различий в Британии по пяти чертам, охватывающее 400 тысяч человек, и вышли на сильную негативную корреляцию проголосовавших за выход с их открытостью для нового опыта. И последняя так же сильно коррелирует с процентом людей, кто посещал университет. То–есть если человек закрыт для нового опыта, то он с высокой долей вероятности не учился в ВУЗе и проголосовал за выход из ЕС.

Люди которые открытые для опыта — интеллектуально любознательны, открыты для эмоций, чувствительны к красоте и готовы пробовать новые вещи. Если сравнивать с закрытыми людьми, они более креативны и осведомлены о своих чувствах, менее консервативны а так же с большей вероятностью могут иметь убеждения что не приняты большинством.

Так же оказалось что открытость к новому опыту значимо позитивно коррелирует с интеллектом в диапазоне от 0.33 до 0.44, согласно разным исследованиям. Последний в свою очередь очень хорошо коррелирует с образованием. Напримерисследование, в котором взяли участие 70 тысяч британских детей, показало что их результаты общего когнитивного теста ( CAT ), сдаваемого в 11 лет, коррелирует на 0.8 с результатами экзаменов на получение аттестата об общем среднем образовании ( GCSE ), которые сдаются в 16 лет. Другие исследования дают от 0.60 до 0.96, гуляя от средней до очень сильной корреляции.

Интересна работа Alford, Funk,and Hibbing о роли наследственности и среды, основанная на сравнению одно— и двуяйцевых близнецов. Первые по сути генетические копии, у вторых генетическая информация одинакова только наполовину. В общем оказалось, что генетика ответственна в среднем на 43% за позицию в консервативно–либеральном измерении, 22% отводится влиянию родителей. Не решающее конечно влияние, но вносящее вклад, о котором не стоит забывать. Все же человек не tabula rasa.

С природой открытости тоже не все ясно. Какова в ней роль наследственности и среды? Воспитывается ли она, или тебя с рождения можно записывать в консерваторы?

Исследования показывают, что к примеру жители россыпи маленьких изолированных островов Тирренского моря, которое омывает западные берега Италии, имеют тенденцию быть менее открытыми нежели жители материка. При этом, люди уехавшие на материк имели тенденцию быть более открытыми чем островитяне или приехавшие туда. Здесь опять же возможны несколько сценариев. Люди менялись в новой среде, либо уезжали как правило более открытые а приезжали наоборот более закрытые. Данные указали на верность второго варианта. Среда скорее не создавала черты личности, но играла роль селектора, как в случае с ВУЗ–ами.

Как видно ниже на примере результатов президентских выборов в Австрии сего года, население больших городов отдало предпочтение стороннику ЕС, за выдвиженца от правых популистов, требующих ужесточения контроля за иммиграцией, была деревня. Высота показывает количество избирателей, то–есть урбанизированные территории. Самый высокий пик — Вена.

Результаты президентских выборов 2016 в Австрии. Зеленым за Ван дер Беллена, оранжевым — за Хофера
Результаты президентских выборов 2016 в Австрии. Зеленым за Ван дер Беллена, оранжевым — за Хофера
Зависимость одобрения

Зависимость одобрения «сильного лидера, не зависимого от конгресса и выборов» от уровня образования. Чем оно выше, тем соответственно одобрение ниже
Как оказалось менее образованные люди так же более склонны к авторитаризму, что наблюдается в недавних результатах голосования во многих уголках планеты.

Для выяснения роли наследственности в открытости в исследовании 1996 годабыли взяты для сравнительного анализа 123 пары близнецов и 127 пар двойняшек. И близнецы (имеющие одинаковую ДНК), показывали схожие результаты, даже если были разделены и усыновлены разными семьями и росли в очень разных средах. Влияние генетики оказалось равно 61%.

Вообще во многих случаях генетика не приговор. Она задает норму реакции — то–есть способность генотипа формировать в зависимости от условий среды, разные фенотипы. Можно накачаться и с плохой генетикой, только придется приложить много больше усилий или использовать более эффективные практики, так как будет идти туго. Ну и Мистером Олимпия никогда не стать. Чем шире норма реакции, тем большую роль играет среда в формировании признака.

Как видно на схеме ниже, с открытостью не все так просто. Она встроена в сложную систему с обратными связями и было бы огульно все списать на генетику. Переменные в социальных институтах и среде могут сильно поменять картину.

Процессы, через которые индивидуальность проявляется на географическом уровне
Процессы, через которые индивидуальность проявляется на географическом уровне
Обобщая, становится видно почему именно такие черты у сторонников Трампа и Brexit. Низкий уровень образования, религиозность, склонность человека к традиционности, консерватизму и ксенофобии сильно зависят от закрытости человека к новому опыту.

Стремительные иммиграционные потоки быстро наполняют их страну чужаками, повышая их негатив к точке кипения, что в конечном итоге вызвало ответную реакцию — люди стремятся отгородится, жить в привычном неизменном уютном мирке. Стимул вызвал активность у граждан, раньше особо не голосовавших, создав мощное электоральное ядро, на которое, в силу психологии его членов, хорошо ложилась именно такого рода информация как пост–истина.

И здесь интересны два графика. Как видно, чем выше скорость роста количества латинос в штате, тем выше поддержка Трампа у местных белых. Однако, чем выше изначально доля латинос в населении, тем ниже поддержка Трампа среди белых, но увеличение скорости прироста повышает и ее. Быстрые этнические изменения ведут к растущим анти–иммиграционным настроениям и популизму, даже если потом сходят на нет. Новости также распространяют настроения шире, даже на области, не затронутые иммиграцией. На это так же накладывается то, что многие белые уже сейчас оценивают себя как этническое меньшинство, хотя по факту это не так.

Слева: зависимость уровня поддержки Трампа среди белых от скорости прироста латинос. Справа более мудреная диаграмма. Здесь вероятность высокой оценки
Слева: зависимость уровня поддержки Трампа среди белых от скорости прироста латинос. Справа более мудреная диаграмма. Здесь вероятность высокой оценки Трампа среди белых зависит от доли латинос в населении на 2000 год и прироста к 2010. Чем больше было латинос, тем меньше поддержка, чем больше оказался прирост за эти 10 лет, тем она больше
Post–truth

Символически, что словом года оксфордского словаря в 2016 стало — «постистина» (post–truth). Уж Трамп и сторонники Brexit для этого постарались так постарались. Политика постистины являет собой такую политическую культуру, в которой воззвания в большей части идут к эмоциям и личным убеждениям, без углубления в нарративе в детали, характерно повторение тем, для которых опровержения попросту игнорируются. Факты утрачивают существенное влияние.

Голубым — убийств на 100 тыс. человек, коричневым — % респондентов, что уверены в растущей преступности
Детали не нужны, потому как публика все–равно не является компетентной в теме и лишние детали дают больше зацепок для опровержений. Вообще некомпетентность публики это общая проблема, на которой наживаются специалисты, к примеру зачастую накручивая цены за услуги по устранению надуманных поломок, существенно увеличивая цену ремонта.

Люди во многом не различают воспринимаемый образ реальности и саму реальность. Так к примеру количество убийств ниже чем было в прошлом, но при этом растет количество людей, считающих что криминал только растет. В 2015, при самом низком уровне преступности за как минимум за 25 лет, 70% уверены что она только растет.

Люди переоценивают количество мусульман в своих странах
Весомую долю в этом играют медиа. Сейчас просто банально любое событие освещается. Все помнят мем про то, что «в деревне Эммасте 21–летнего молодого человека ударили кулаком в лицо».

Например если идет спор о причинах падения доходов, апеллировать к фактам из аналитических выкладок не имеет особого смысла. Куховаркам просто не достает знаний и они в этом слабо разбираются. Никто не лезет на сайт госстата и не читает доклады или экспертный анализ. Потому зачастую две противоположные позиции по такому вопросу могут для них быть равноценными, даже если для специалиста одна из позиций бред собачий.

В Украине хорошим примером являются «доллар по 8» и «справедливость тарифов». Никто не знает какие были золотовалютные резервы перед кризисом, какие долги были у Украины. Зато все знают что при Януковиче доллар был по 8. И вот здесь совершается типичная ошибка, когда корреляция принимается за причинно–следственную связь, чем политики активно и пользуются.

И вот когда происходит такой клинч точек зрения, применяются правдоподобности (truthiness) — идеи что «чувствуются как правдивые» или «должны быть правдивыми». «Многие люди говорят…» одна из любимых фраз Дональда Трампа. Для объяснения расхождения с фактами всегда можно придумать теорию заговора. Исследования врут так как профинансированы заинтересованными компаниями, человек клевещет расшатывая лодку и работает на госдеп и многое другое.

Корень многих предвзятостей, согласно Даниелу Канеману, нобелевскому лауреату по психологии является «когнитивная легкость» : люди имеют тенденцию держаться подальше от фактов, что будут заставлять их мозги сильнее работать. Так более простые объяснения выигрывают у сложных, процветают стереотипы, устоявшаяся информация имеет преимущество над новой в случае противоречий вне зависимости от правдивости.

Примером может служить «эффект установки», обнаруженный Лачинсом :«Экспериментатор использовал методику, известную из различных интеллектуальных тестов: испытуемому говорится, что в его распоряжении имеется три сосуда различной емкости и неограниченное количество жидкости; затем предлагается, манипулируя этими сосудами (на бумаге или реально), получить строго определенное количество жидкости.

«Эффект установки» достигался следующим образом: испытуемым давалась установочная серия из пяти задач, решить которые можно было только одним способом. Затем предъявлялись задачи, которые имели два решения — старое и новое, значительно более легкое. Оказалось, что большинство испытуемых решает критические задачи старым способом. Если же после установочной серии предъявлялась задача, требующая только нового способа решения, время решения значительно увеличивалось, а некоторые испытуемые вообще не находили решения.»

Точка зрения растет как кристалл. Первоначальная затравочка обрастает подходящим материалом, неподходящий просто отвергается или игнорируется. Это не новый феномен, однако сейчас как никогда прежде легко окуклиться в своем мирке. В интернете очень просто найти единомышленников по любой теме, общаясь только в группе таких как ты, постоянно получая подкрепление своей точки зрения.

Ну если например человек подписался только на православные паблики и общается только в них и у него лента формируется ими, откуда он узнает о макаронном монстре или чайнике Рассела? Информационные пузыри — порождение алгоритмов того же фейсбука, которые структурируют ленту особым образом. В итоге пользователи видят только тот контент, который согласовывается с их уже сформированными убеждениями.

Сюда можно подставить другие группы по убеждениям — противники ГМО, антипрививочники, сторонники только органических продуктов. Это не хорошо и не плохо. Окуклившиеся группы по интересам заменили стандартных шаблонных людей, сформированных в прошлом средой где было только радио или ТВ с тремя каналами. Бытие определяет сознание, как говорил старик Маркс.

Постоянная шумиха в СМИ, так же не способствует спокойному взвешенному анализу событий. Ложь и сплетни распространяются через пользователейдоверяющих друг другу больше чем уважаемым СМИ. Это уже стали замечать и Google и Facebook теперь будут бить рублем по сайтам, что распространяют фейки и дезинформацию, отключая им рекламу и соответственно оставляя без прибыли.

«Термин «политика постистины» широко использовали англоязычные журналисты, когда писали о референдуме о выходе Великобритании из Евросоюза и о президентских выборах в США. Идея, в общем, следующая: сторонники Brexit, а равно и сторонники Дональда Трампа, не интересуются истинным (!) положением дел в стране, им нет дела до достоверно установленных и проверяемых фактов — им важны их собственные ощущения.

Значительная часть британцев убеждена, что евробюрократы норовят зарегулировать всю их жизнь и отобрать у них последний трудовой пенс, — и сколько им ни доказывай с цифрами и документами, что регулирование ЕС на самом деле (!) весьма умеренное и что членство в организации обходится Великобритании существенно дешевле, чем им кажется (!!!), это не производит на них впечатления.»

Дабы понимать всю глубину проблемы пост–истины, вдумайтесь — за два раунда предвыборных дебатов Клинтон соврала в 24% случаев, а Трамп – в 72%. И последнего выбрали в президенты. С учетом вышесказанного про тот человеческий субстрат, на который ложится пост–истина, становится понятен ее успех.

Демография и иммигранты

Перепись показывает, что англо–протестантское этническое ядро Америки почти растворилось. В стране основанной и их заселенной предками, британские протестанты ( WASP ) составляют уже меньше пятой части населения, при этом сохраняя до Второй Мировой непропорционально большое влияние в финансовой, политической и социальных сферах, после чего началось и их падение. К примеру в Верховном суде США с 2010 нету протестантов, в университете Беркли, некогда оплоте WASP, в 2007 30% студентов были белыми (включая WASP и других европейцев), 63% были выходцами из иммигрантских семей, среди которых доминировали азиаты. Общество становится все более космополитическим. Процент белых вообще снижается.

Мы живем в период глобальной массовой миграции. С 1970–х, количество иммигрантов в США утроилось, с менее 5 до 14%. Еще более впечатляющий подъем в большинстве европейских стран, куда приехало 76 миллионов человек, в большинстве с Африки и Ближнего Востока. Например Австрия приняла почти 100 тысяч человек в прошлом году, что прибавило ей 1% населения.

Богатые страны стареют, у них низкий уровень рождаемости и нехватка рабочей силы. В бедных наоборот, имеются десятки миллионов тех, кто ищет лучшей жизни. Этот поток вызывает страх и негативную культурную реакцию. Например в Британии 2015–16 число преступлений на почве ненависти выросло на 19% по сравнению с 2014–15. Из них 79% на почве расовой ненависти. В 2015 число преступлений на почве ненависти против мусульман удвоилось.

За два десятилетия иммиграция в Британию удвоилась, с 300 тысяч в 1997 до более 600 тысяч в 2015. В 2014 этнические меньшинства составляли 14%населения Британии, самые крупные из которых индусы, пакистанцы и черные африканцы. Тогда как за десятилетие белое население примерно осталось в своих размерах, меньшинства удвоились, на них приходится 80% роста населения и они в среднем существенно моложе белых и к 2051 должны составить 20–30% населения страны.

Меньшинства очень концентрированы и живут в основном в нескольких наибольших городах. Там они уже представляют 40% населения. В Лондоне количество не–белых превышает белых в любом возрасте до 20 лет и 69%родившихся в прошлом году детей имели как минимум одного из родителей, родившихся за пределами страны.

Процент этнических меньшинств в Британии. Крайняя неоднородность
Процент этнических меньшинств в Британии. Крайняя неоднородность
Иммиграция в США

Если в США сохранятся текущие демографические тенденции, то 88% ростанаселения в период с 2015 по 2065 будет приходится на будущих иммигрантов и их потомков. Сейчас 14% американцев родились за границей и после приехали. К 2018 таких должно стать 18%. Если присовокупить их, уже родившихся в США детей, то к 2065 выйдет цифра в 36% против нынешней 26%.

Закон об иммиграции и гражданстве 1965 года отменил квоты на основе национального происхождения, которые благоприятствовали иммигрантам из Европы. Если первые две великие волны иммиграции были по сути европейскими, в третьей доминируют выходцы из Латинской Америки и Юго–Восточной Азии. Диаграмма ниже нам показывает, что через 40 лет белые перестанут иметь абсолютное доминирование и тогда же латиноамериканцы будут смещены азиатами по числу прибывающих иммигрантов.

Эволюция населения США

Эволюция населения США
Да, дорогой читатель, бытие не статично, мир представляет из себя поток, постоянно изменяясь. Предполагалось что в обществе должны начаться включатся обратные связи. Но когда?

И сторонники недавнего решения выхода Британии из ЕС и Трамп, требовали сократить поток мигрантов. Brexit казался всем невозможным, все были уверены в том, что Трамп проиграет президентскую гонку. Неожиданно выстрелил Берни Сандерс — сторонник скандинавской модели социал–демократии, экономики которая работает на всех, а не только на очень богатых, в Европе поднимают голову евроскептики. Из совсем свежего, как упоминалось выше — ультраправый Норберт Хофер был очень близок к победе на президентских выборах, выиграв даже первый тур. К слову основателем партии свободы от которой он выдвигался, был бывшим нацистским министром и членом СС. Меркель, видя как тает популярность, сама требует запрещать паранджу, где разрешает закон.

Но как видно из графика снизу, популисты росли как минимум с 1960–х. Просто сейчас они доросли до состояния, когда на них нельзя не обращать внимание. До Брексита были навскидку сенсационная победа UKIP, которая как–раз таки была за выход из ЕС, тот же Брейвик появился не на пустом месте.

К слову интересно, кривые будут и дальше расти или выйдут на плато?

Средняя доля голосов за левые и правые популистские партие в национальные и европейский парламенты в 24 европейских странах
Средняя доля голосов за левые и правые популистские партие в национальные и европейский парламенты в 24 европейских странах
Сами фигуры Сандерса и Трампа не что–то новое для Америки. В годы Великой депрессии движение перераспределения богатств » Share Our Wealth «, возглавляемое Хьюи Лонгом, имело 7,5 млн членов. А Трамп напоминает осовременненого Джорджа Уоллеса. 50–е 60–е ознаменовались для Америки массовым движением за права чернокожих и сопровождалось оно ответной реакцией среди белых.

В 1963 году губернатор Алабамы Джордж Уоллес заявил, — Сегрегация сегодня, сегрегация завтра, сегрегация навсегда. — и на президентских выборах 1968 года, идя от крайне правой Американской независимой партии, он набрал 13,5% и победил в 5 штатах Юга. К слову, партия выступала за законодательное закрепление сегрегации и отмену акта о гражданских правах 1964 года. Эти два массовых течения являлись реакцией на изменения в стране. Кстати занятный факт — Лонг был убит а Уоллес парализован после покушения.

Вернемся в настоящее. Новая администрация в США хочет бороться с иммиграцией, возвращать промышленность домой и снижать налоги. За это проголосовал народ. Избиратели не хотят складывающегося сейчас будущего и требуют перемен.

Проблема в том, что если завтра запретить въезд иммигрантам, США и Британия начнут депопулировать. Люди в этих странах попросту рожают меньше детей, чем умирает стариков. И сократив смертность последних, ситуацию не исправишь. Дело в том, что есть такая штука как коэффициент фертильности — это количество рожденных детей на одну женщину. Так как мужчины рожать не могут, женщине нужно рожать двое детей, дабы популяция не сокращалась, так как они заместят ее и ее мужа, когда тех не станет. По факту, в среднем нужно рожать чуточку больше двух из–за детской смертности.

И вот с этим все худо. В 2014 в Штатах этот показатель был 1,86, в Британии 1,83. Без подпитки извне, их население будет постепенно таять. У белых американцев дела еще хуже — 1,76. Население стареет, кто кормить то будет? В Японии идут те же процессы но они пошли другим путем, там 1,41 ребенка на женщину и очень мало иммигрантов — 1,75% населения. В итоге население имеет самые высокие в мире темпы старения. В 2014 каждый третий японец был старше 60 лет. Просто вдумайтесь.

Исследование ООН 2000 года показало, что для сохранения соотношения работников к пенсионерам уровня 1995 года в 2050, нужно либо повышать пенсионный возраст до заоблачных 77 лет, либо импортировать 17 млн мигрантов. Экономика будет просто сокращаться, если производительность не будет расти опережающими темпами, в чем есть большущие сомнения. Она и так растет на пол процента в год а госдолг достиг 230% ВВП.

Не от хорошей жизни премьер Японии начал кампанию, которую окрестили«womenomics», обещая поднять женский уровень занятости с 68 до 73% к 2020 и продвигать их на управляющие позиции. Кстати с момента прихода его к власти, народ стал спать меньше. Данные за 2015 министерства здравоохранения показывают, что 40% мужчин и женщин спят меньше 6 часов, что даже меньше лихорадочных деньков времен экономического пузыря 1980–х. Каждая 4 компания призналась что некоторые сотрудники перерабатывают больше 80 часов в месяц. Такая она — жизнь без молодой и дешевой рабочей силы иммигрантов.

Минимальная почасовая зарплата в США сейчас $7,25 в час против $2,90 в 1980 году. То–есть за 35 лет с учетом инфляции она сократилась на 14%, в основном из–за роста числа занятых и как следствие конкуренции. На минималку идут в основном иммигранты, другие не хотят горбатится за копейки. Соответственно без них нужно будет существенно поднимать зарплаты, что выльется в стоимость товаров и резко ухудшит состояние экономики, так как приведет к резкому падению спроса на большинство дешевых товаров и широкий список услуг, что обойдется экономике, если верить Иноземцеву, в 0,7–1,1% ежегодного роста. При том что он и так небольшой.

На лицо объективный процесс, который очень сложно остановить, в богатых странах есть запрос, в бедных — предложение, а так же есть неготовность людей принять меняющуюся реальность. Удастся ли изменить исторический процесс? Прямо сейчас мы можем это наблюдать воочию. Главный вопрос в том, сможет ли цивилизованный мир переварить поток людей из глобальной «деревни» или он растворится в них и его ждет подобие сползания в темные века? Плавильный тигль нуждается в ремонте и основная причина вероятно кроется в кластеризации и образовании гетто, о чем и поговорим в следующем посте.